«Федеральный выпуск»
,
Москва
Оставить обращение
Курс валют:
USD 63.5653   EUR 70.4558 

Нуждающиеся в пересадке почки дети не получат операцию из-за увольнения трансплантолога Михаила Каабака

Дата публикации: 21.11.2019, редактор: Березкина Наталья

В ноябре произошло увольнение одного из ведущих специалистов в области трансплантологии в нашей стране Михаила Каабака. Хирург известен своими уникальными операциями, в ходе которых он пересаживал взрослые почки маленьким детям. Однако методы работы врача перестали устраивать руководство Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей. Против него даже возбудили уголовное дело по статье о халатности.

Михаила Каабака вместе со своей коллегой Надеждой Бабенко известно как единственные в стране специалисты, которые проводили операции по пересадке почек детям весом менее десяти килограммов. Михаил и Надежда должны были стать в НМИЦ ЗД создателями и руководителями отдела трансплантации, однако после их увольнения с предыдущих мест работы, оказалось, что их в центре не ждут.

При этом все детали создания будущего отдела уже были согласованы — Каабак и Бабенко предоставили руководству все необходимые документы, в том числе, фамилии врачей, которые будут возглавлять отделения трансплантации различных органов и вспомогательные отделения по подготовке пациентам к операции и послеоперационному уходу. Впрочем, теперь проект, вероятно, останется лишь на бумаге.

Претензии из-за схемы лечения

Михаил Каабак уточнил в своем интервью, что с поста его сняли 12 ноября. Он уже полгда работал по совместительству на четверть ставки. Специалист рассказал, что, по его мнению, со стороны Минздрава к нему возникли претензии из-за схемы лечения, которой он придерживался. В частности, проблема оказалась в препарате под названием алемтузумаб, который ослабляет иммунную систему и тем самым снижает риск отторжения пересаженного органа при трансплантации почки.

Как уже упоминалось выше, Михаил Каабак и Надежда Бабенко проводили операции по пересадке почки детям, в том числе, и малышам весом меньше девяти килограммов. О пересадке детских донорских органов в России говорить не приходится, а после трансплантации взрослого органа велика вероятность отторжения. Эта проблема, как отмечает «Коммерсант», решается при помощи иммуносупрессора — препарата, подавляющего иммунитет, и в данном случае используется упомянутый выше алемтузумаб. Это лекарство разработано для лечения рассеянного склероза, однако он эффективен и при трансплантации почки. В 2010 году Всемирное трансплантологическое общество рекомендует препарат к использованию при пересадке почки маленьким детям. Действие препарата заключается в значительном снижении в крови пациента числа лимфоцитов и «перезагрузке» иммунной системы. Новая иммунная система, в свою очередь, начинает формироваться уже после пересадки органа, и вероятность отторжения уменьшается на 10–20 процентов. В процессе реабилитации при такой схеме пациенту нужно принимать в четыре раза меньше лекарств.

Государство не осуществляет закупки алемтузумаба для пересадок органов. Препарат врачи получали от благотворительных фондов, в том числе, от Русфонда. При этом официальных запретов на его использование тоже не было.

Решающие килограммы

По данным СМИ, Михаил Каабак — единственный в России врач, который делает пересадки почки детям весом от шести килограммов, причем занимается он этим более десяти лет. Как сообщает «Коммерсант» со ссылкой на родителей пациентов, в другом учреждении — Национальном медицинском исследовательском центре трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова — врачи не берутся оперировать детей весом менее девяти килограммов. Об этом же рассказал СМИ один из сотрудников учреждения. В Минздраве, тем не менее, эти сведения опровергли, заявив, что центр принимает на операции детей независимо от их возраста и веса, и здесь делают пересадки детям, начиная с четырех месяцев и 3,5 килограммов массы тела.

Основным оппонентом Каабака по вопросу о методике пересадок органов является, по словам специалиста, главный трансплантолог Минздрава Сергей Готье. Как отмечает врач, в настоящее время с ним ведется диалог. По мнению Каабака, при попытке проводить операции детям с малым весом операции по официальному протоколу медики, скорее всего, столкнутся с очень большими проблемами — такими же, которые возникли у его команды в начале деятельности. Он выразил надежду, что все-таки врачи будут придерживаться схемы, разработанной им и его коллегами и в течение десяти лет показывавшей свою эффективность.
Готье, в свою очередь, подчеркнул, что не имеет никакого отношения к увольнению Каабака и Бабенко. Он отметил, что возглавляет другое медучреждение — центр Шумакова, и ни один из этих специалистов у него никогда не работал. Он также отметил, что являлся одним из инициаторов запуска программы по трансплантации для детей в НЦЗД. Сергей Готье: «Я стоял у истоков организации этого процесса. И у меня нет компетенций закрывать какие-то отделения и программы в учреждении, которым я не руковожу. Это компетенция дирекции учреждения».

Убить иммунитет, но сохранить жизнь

Михаил Каабак: «Директор НЦЗД Андрей Фисенко сказал, что прекращает нашу деятельность из-за того, что мы используем индукционную схему иммуносупрессии, не одобренную Министерством здравоохранения РФ. Но ранее Фисенко знал, что эта схема используется. Когда мы пришли в центр расширять программу трансплантации, вместо четырех трансплантаций в год делать 40 — мы рассказали, как мы будем работать». Инструкции Минздрава не предусматривают использование алемтузумаба. Детей, чей вес не достигает десяти килограммов, предлагают держать на гемодиализе, пока они не подрастут настолько, чтобы можно было пересадить им взрослую почку. Но есть проблема — оказавшись на диализе, дети практически перестают расти, а значит, набор веса становится очень сложной задачей.

С одной стороны, применение схемы, которой придерживались Каабак и Бабенко, обеспечило, согласно статистике, пятилетнее выживание пациентов в 90 процентах случаях. Для сравнения трансплантолог привел данные по операциям, проходившим в соответствии с протоколами Минздрава, в институте Шумакова, где при родственной трансплантации почки зафиксирована 75-процентная выживаемость, и в Российской детской клинической больнице, где при трупной пересадке почки выживаемость составила 59 процентов. К тому же, подобный протокол не является его разработкой и успешно применяется и в клиниках за рубежом.

С другой стороны, как считают врачи, не поддерживающие методику Каабака, алемтузумаб ослабляет иммунную систему и тем самым фактически обрекает детей на пожизненные проблемы со здоровьем и постоянный прием противовирусных препаратов из-за неработающего иммунитета. Каабак, в свою очередь, полагает, что для детей с малым весом это вообще единственная возможность выжить.


Уголовное дело

Как выяснилась, история с «проблемным» препаратом тянется уже не первый год. СМИ узнали, что Каабак и Бабенко проходят в качестве обвиняемых по уголовному делу, которое Следственный кабинет России возбудил в связи с использованием ими алемтузумаба при пересадке детям донорских почек. Как уточнил Каабак, речь идет о деле по статье «Халатность», и возбуждено оно было пять лет назад.

Михаил Каабак: «Дело возбуждено по статье „Халатность“ в связи с необоснованным применением препарата алемтузумаб. В его основе лежит ошибочное заключение Сергея Готье о том, что препарат не включен в международные клинические рекомендации и не проходил клинических испытаний в России. Мы опровергли эти заявления теми же международными клиническими рекомендации. В 2018 году была проведена повторная экспертиза, которая была полностью в нашу пользу, тем не менее, дело не закрыто».

Все по инструкции

Родители, чьи дети, по их мнению, теперь останутся без операции, так как ни один другой хирург в стране не возьмется делать им пересадку почки, не согласны с увольнением врача. В интернете была создана петиция с требованием вернуть Каабака и его команду в НЦЗД. Ее подписали более 450 тысяч человек.

До конца года в НЦЗД должны были пройти еще двадцать операций по пересадке почки, однако врачи провели только четыре. Еще 16 детей ожидают трансплантации, причем десяти из них операция требуется срочно. Некоторых из этих детей ранее не приняли в других центрах, и НЦЗД стал для них буквально последней надеждой.
Михаил Каабак: «Самое главное, что нет места, где можно оперировать этих детей. Если Минздрав говорит, что эту схему применять нельзя, значит, ее нельзя применять нигде, значит, дети обречены на смерть».

Кадровый вопрос

В НЦЗД, комментируя увольнение Каабака и Бабенко, сообщили, что учреждение приняло решение о приеме на работу основного работника, и в связи с этим последовал отказ от сотрудничества с внешними совместителями, наличие которых стало нецелесообразным. Там также опровергли сведения о сворачивании программы трансплантации. Как уточнили в учреждении, данная программа существует с февраля 2019 года и продолжает развиваться. Там также заявили о намерении увеличить число сотрудников, задействованных в программе. В Минздраве о причинах увольнения врачей из НЦЗД вообще не высказывались. По вопросу о трансплантациях выступила глава ведомства Вероника Скворцова, которая заявила, что Минздрав поставит на учет всех детей, которым требуется операция, а их родителям предоставят развернутую информацию относительно того, куда им обращаться с их проблемой.

Вероника Скворцова: «Для того, чтобы не оказалось, чтобы кто-то не учтен в нашем перечне, мы сегодня организовали горячую линию, которая работает на центральном сервисе Минздрава, и мы всем при необходимости этот номер передадим, который конкретно с нашим координатором этого мероприятия связывает каждого позвонившего, и полная подробная информация дается, куда и как обращаться, в какое время и так далее».

Системная проблема

Как рассказал в одном из своих интервью Михаил Каабак, операции по пересадке органов в стране проводятся все реже. Он сослался на данные Российского трансплантологического общества, в соответствии с которыми в России каждый год появляется порядка двухсот детей, нуждающихся в пересадке почки. В частности, в 2016 году провели 80 операций, в 2017 — уже 105, а в 2018 их количество сократилось до 89. До конца 2019 года, согласно данным по прошедшему периоду, проведут лишь 60 таких операций. Каабак высказался по поводу причин происходящего, отметив, что практически все дети, которым требуется операция, живут, благодаря диализу. По словам врача, такой пациент — это довольно большая сумма для медучреждения и минимум проблем, в то время как с его отправкой на операцию сопряжены различные сложности, к тому же направление на трансплантацию, по сути, лишает региональную клинику денег, которые она получает по тарифам ОМС, и из-за этого, как утверждает Каабак, родителей часто вообще отговаривают от операции.

Анонс фильма-расследования: "Досуг мне разбирать вины твои ..."
Лента новостей