«Федеральный выпуск»
,
Москва
Оставить обращение
Курс валют:
USD 63.7730   EUR 70.6286 

Криминальная империя Махлаев растет и процветает

Дата публикации: 16.10.2019, редактор: Березкина Наталья

В Самаре 17 октября продолжится рассмотрение апелляционной жалобы от «тоазовских» предпринимателей, которых ранее признали виновными в мошенничестве в особо крупном размере. Одного из членов группы — Владимира Махлая весьма незаслуженно недооценивают если говорить о криминальном настоящем нашей страны. Получив в свое распоряжение огромный советский комбинат «Тольяттиазот» он на его основе создал целый преступный синдикат. В ход шли самые разнообразные методы — от мошенничеств и хищений до физических расправ и насилия.

Многие сподвижники, с которыми Махлай начинал свой бизнес уже мертвы в результате бурных разборок в 90-х, некоторые уже отбывают сроки в тюрьме. Однако Владимир Махлай, а также его сын Сергей на протяжении многих лет успешно избегают правосудия. Хотя скорее всего недолго им обоим осталось на свободе.

Владимир Махлай

Советский директор присвоивший завод

ТоАЗ в свое распоряжения Махлай получил в 1985 году. После распада СССР многие «красные» директора предприятий остались не у дел, но только не Махлай. По некоторым данным, в Тольятти он познакомился с небезызвестным Борисом Березовским, от которого почерпнул основы ведения бизнеса, известные как «приватизация прибыли и национализация убытков». Как вспоминают знакомые Махлая, он был одержим идеей завладения ТоАЗом, причем с наименьшими издержками. В то время существовало несколько схем приватизации предприятий, и каким-то немыслимым образом, вопреки указам президента страны и постановлениям правительства, Махлаю удалось добиться приватизации гигантского аммиачного завода по третьему варианту, разработанному для малого бизнеса c числом сотрудников до 200 человек и основными фондами до 10 тыс. руб. На ТоАЗе в то время работали 5 тыс. рабочих, а основные фонды исчислялись сотнями миллионов рублей. Часть акций сразу оказалась в распоряжении Махлая, другая распределена среди трудового коллектива. Но радовались рабочие недолго: как писали СМИ, руководство настойчиво уговаривало их расстаться со своими акциями, а если уговоры не помогали, в ход шли угрозы и шантаж.

На средства самого завода, при помощи хитроумных схем, Махлай приобретал акции и оформлял их на подставные фирмы, зарегистрированные на родственников.

Как писала Российская газета еще в 1998 г. в статье с говорящим названием «Афера», рабочие и акционеры сполна ощутили все аспекты работы предприятия под руководством Владимира Махлая: как только он завладел ТоАЗом, на заводе начались массовые сокращения, оборудование уже тогда было изношено до предела, а дивиденды не выплачивались.

Почувствовав себя полноправным хозяином на заводе, Махлай начал искать новые пути вывода прибыли ТоАЗа в офшоры. В 2001 г. завод заключил соглашение сроком на 20 лет со швейцарской компанией Nitrochem Distribution AG, дочерней компанией Ameropa AG.

Швейцарское рабство

Договор с Nitrochem Distribution AG ставил ТоАЗ в абсолютно кабальные условия. Швейцарская компания становилась эксклюзивным трейдером ТоАЗа, и получала возможность назначать цену на продукцию завода, которая обычно просто присылалась директором «Нитрохема» Беатом Рупрехтом по факсу вместе с запрашиваемыми объемами поставок. Как правило, цена была на 30−40% ниже рыночной. Даже оспорить ее, не то что вообще отказаться, у завода не было никакой возможности — за прекращение ТОАЗом договорных отношений в контракте предусматривались многомиллионные штрафы. Далее Nitrochem продавал продукцию завода — аммиак и карбамид — уже по рыночным ценам, а разница распределялась между организаторами и участниками схемы.

С ТОАЗа выводились не только деньги, но и наиболее ликвидные активы. В этом Махлаям и Циви, похоже, помогали многочисленные бухгалтеры, оценщики, подставные директора. Согласно опубликованным в прессе документам, в период с 2005 по 2010 годы с помощью серии из нескольких сотен сделок, каждая из которых по отдельности не вызывала никаких подозрений, из ТОАЗа был выведен агрегат аммиака № 7, относительно современный и находящийся в лучшем техническом состоянии по сравнению с остальными. В итоге 16 зданий и сооружений агрегата и свыше 500 единиц производственного оборудования были проданы менее чем за 100 млн руб. при реальной рыночной стоимости не менее 10 млрд руб. — стократная разница. Со стороны ТОАЗа договоры заключал упомянутый выше Александр Макаров. Таким же образом из ТоАЗа в 2010 г. было выведено метанольное производство — установку мощностью в 450 тыс. т в год вместе с земельным участком продали все тому же ООО «Томет» за 132 млн руб. На этот раз договор со стороны ТоАЗа подписывал тогдашний гендиректор Евгений Королев. Как установила экспертиза, практически все договоры и акты оценки проданного за бесценок имущества были проштампованы поддельными печатями и подписаны поддельными подписями. Эти активы переводились на некое ООО «Томет». Компания на 100% принадлежит офшорам, контроль за которым, по публичным данным, сохранял Андреас Циви. Затем по отработанной схеме ТОАЗ лишился всего производства карбамидо-формальдегидного концентрата, цеха № 13, части трубопроводов…

В 2005 г. Махлай был обвинен в мошенничестве в особо крупном размере и налоговых преступлениях, после чего вместе с Александром Макаровым сбежал в Лондон, где и находится по сей день. Тем не менее, заводом он продолжил управлять дистанционно вплоть до 2011 г., когда на посту председателя совета директоров ТоАЗа его сменил сын Сергей, гражданин США. Для ТоАЗа смена председателя совета директоров не принесла ровным счетом никаких положительных изменений — вывод прибыли в швейцарские офшоры с помощью Циви продолжился в прежнем режиме, оборудование завода продолжало ветшать, а экологическая ситуация в Тольятти — ухудшаться. Здесь впору вспомнить о том, что химическое производство — опасное по определению, и когда огромное предприятие в ежедневном режиме имеет дело с тысячами тонн ядовитых веществ и миллионами кубометров взрывоопасного газа, в промышленную безопасность и охрану труда необходимо вкладывать десятки миллионов долларов. Но такие деньги Махлаи были готовы вкладывать разве что в заграничную недвижимость.

Под личным контролем

Дальше так продолжаться просто не могло — господство криминала на ТОАЗе уже длилось дольше, чем даже на АвтоВАЗе. В конце 2012 г. СК РФ возбудил уголовное дело по факту мошенничества в особо крупном размере на ТоАЗе. Владимир и Сергей Махлаи, Королев, Рупрехт и Циви стали подозреваемыми в мошенничестве, нанесшем заводу ущерб в 77 млрд руб. Ввиду чрезвычайной общественной важности расследование дела под личный контроль, взял председатель СК РФ Александр Бастрыкин. Преступные группировки бывает чрезвычайно сложно привлечь к ответственности — в конце концов, тот же Аль Капоне официально был обвинен только в неуплате налогов. Удивительно, но налоги сыграли важную роль и в деле «тоазовских». В результате налоговых проверок ТоАЗу было доначислено за 2008—2013 гг. Примерно 3,5 млрд руб. недоплаченных налогов. Махлаи яростно сопротивлялись и оспаривали каждое доначисление вплоть до высшей судебной инстанции. Однако во всех случаях суды всех инстанций подтвердили правоту налоговиков. Таким образом, в суде уже был установлен и подтвержден факт вывода прибыли ТОАЗа из-под налогообложения в России. Для уголовного дела это было крайне важно, так как данный факт становился преюдициальным, то есть доказывать его было более не нужно.

Тем не менее, сдаваться и возвращать на завод похищенное «тоазовские» не торопились. Расследование, в ходе которого правоохранителям пришлось разобраться в сложнейшей цепочке из зарегистрированных в различных юрисдикциях офшоров, продолжалось пять лет. Нанятая Махлаями группа поддержки из экономистов, политологов и даже депутатов пыталась, что называется, развалить дело или помешать расследованию. Когда дело наконец было передано в суд, его рассмотрение пытались затянуть адвокаты, устраивавшие на заседаниях цирк, заявляя абсурдные ходатайства, либо вообще не являющиеся на них. По мере приближения судьбоносного момента оглашения приговора поведение защитников Махлаев все больше стало напоминать панику. Есть мнение, что они даже попытались прибегнуть к тактике социального шантажа и поднять трудовой коллектив на протесты под угрозой увольнения. Но спрятаться за спинами рабочих не вышло — в защиту Махлаев не выступил почти никто.

5 июля текущего года Комсомольский районный суд Тольятти вынес обвинительный приговор пятерым членам верхушки «тоазовских», признав их виновными в мошенничестве, совершенном в составе организованной преступной группы, и заочно приговорил их к 8,5–9 годам лишения свободы. Им также придется вернуть ТОАЗу 77 млрд руб. Это важнейшая веха в истории некогда самого современного химического завода в СССР, который из-за разгула криминала превратился в самый отсталый в России. Но до точки в этой истории все еще далеко.

Закат империи

16 мая 2019 года СК РФ возбудил новое уголовное дело по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем), фигурантами по которому проходят пятеро уже осужденных за мошенничество в составе ОПГ, а также бывший помощник Махлая Александр Макаров и множество более мелких фигурантов, оценщиков, бухгалтеров, директоров подставных фирм и других. Это Александр Коренченко, Ольга Камашева, Алексей Виноградов, Ксения Балашова, Андрей Мизгирев, Людмила Милосердова и другие.

31 мая в Москве правоохранительные органы провели и первый арест по делу — при попытке вылететь за пределы страны был арестован председатель правления «Тольяттихимбанк» Александр Попов. По версии следствия, именно Попову принадлежала роль «финансового мозга» ОПГ. Во вверенном ему «Тольяттихимбанке» он развернул настоящий центр управления офшорами, принадлежащими Махлаям и Циви. Выведенная с ТоАЗа в результате мошеннической схемы прибыль оказывалась на счетах этих офшоров в «Тольяттихимбанке», не имея никакой видимой связи с их настоящими владельцами. В дальнейшем деньги проходили процедуру «отмывания» — например, выдавались в качестве кредита сторонним организациям, возвращаясь в банк уже как вполне легальная прибыль. Часть из них обналичивалась для использования в коррупционных целях и направлялась на взятки различным должностным лицам. Кроме того, Попов руководил схемой вывода самых ценных активов с ТОАЗа — агрегата аммиака № 7, производства метанола и других активов. Он курировал сложную цепь из нескольких сотен сделок, в результате которых дорогостоящее оборудование и земельные участки, принадлежавшие заводу, оказались в руках контролируемой офшорами Циви подставной компании «Томет», причем по заниженной в сто раз цене. Это те же офшоры, что использовались в афере с выводом прибыли. В результате предприятие лишилось более 10 млрд руб. Попов, начавший давать признательные показания, уже успел сообщить, в преступную деятельность вовлек не кто иной как Сергей Махлай.

Долгое время «тоазовским» удавалось выходить сухими из воды за счет связей, почти неограниченных финансовых ресурсов, полученных за счет гигантского стратегически важного для России предприятия, а также того, что государство слишком сильно было занято зачисткой от преступных группировок соседнего АвтоВАЗа. Тем не менее, принципиальность и компетентность правоохранительных и судебных органов, продемонстрированные в деле о многомиллиардном мошенничестве на заводе, наглядно демонстрируют, что государство больше не намерено мириться с эхом 90-х в одном из крупнейших промышленных центров России.

Анонс фильма-расследования: "Досуг мне разбирать вины твои ..."
Лента новостей