«Федеральный выпуск»
,
Москва
Оставить обращение
Курс валют:
USD 70.8800   EUR 80.4134 

Гогичаевы ставят на COVID-19

Дата публикации: 08.06.2020, редактор: Березкина Наталья

Клан Гогичаевых организовал казино в самом центре Москвы, прямо напротив Дома Правительства РФ.

В столицы вспыхнул скандал вокруг ресторана «Белый дом», который вопреки запретам продолжает работать, осуществляя свою деятельность, вопреки распоряжению Мэрия Сергея Собянина о прекращении работы всех ресторанов, баров и кафе на фоне борьбы с распространением коронавирусной инфекции COVID-19

"В указанном помещении осуществляется деятельность ресторана "Белый дом", осуществляется реализация алкогольной продукции, в результате осмотра помещений 4 марта в подвале был обнаружен барабан рулетки и помещения, оборудованные под проживание людей", — говорится в заявлении Ноготкова на имя и. о. Пресненского межрайонного прокурора города Москвы Георгия Чехоева от 16 марта 2020 года.

Ресторан "Белый дом". Глубокий переулок, 1/2. Пресненский район. Город Москва

Постоянным клиентам, среди которых наверняка есть и работающие по соседству правительственные чиновники разного масштаба, приходят приглашения отобедать или даже провести банкет.

Заведение принадлежит семье Гогичаевых, которая тесно связана с влиятельным североосетинским кланом Казиевых. В этом плане примечательно, что именно во Владикавказе прошли первые в России митинги против самоизоляции. Больше всех возмущались как раз рестораторы, лишенные возможности вести бизнес, тогда как не чуждые мэру столицы Северной Осетии-Алании Борису Албегову заведения продолжали и продолжают работать, подобно «Белому дому».

Борис Албегов родился в 1962 году, закончил экономический факультет Северо-Осетинского государственного университета имени Хетагурова, а позже - Академию Государственной службы при Президенте РФ. Кандидат экономических наук. С 1987 по 1998 год работал заместителем директора департамента по промышленности министерства экономики РСО - Алания. В июле 1998-го возглавил ЗАО "РОСС", но уже в декабре 2000 года занял должность председателя комитета Парламента РСО - Алания по промышленности, строительству и предпринимательству.

Работал заместителем гендиректора ОАО "Кавказская энергетическая управляющая компания" РАО ЕЭС России. С 2001 по 2006 год руководил "Севкавказэнерго". В январе 2010-го занял пост генерального директора "Владэнерго", после чего до июня 2015 года был депутатом Парламента РСО - Алания. 15 июня назначен врио министра промышленной и транспортной политики Северной Осетии. 30 октября 2015 года был назначен исполняющим обязанности главы Владикавказа.

Между тем, столичный ресторан породил разногласия между североосетинскими «хозяйствующими субъектами». Семья Гогичаевых открыто обвинила через СМИ главного прокурора республики Александра Морозова в том, что он якобы мешает полиции и следственному отделу расследовать уголовные дела, коих скопилось немало вокруг «Белого дома».

Дело в том, что Александр Морозов был назначен на должность главного прокурора РСО-Алания в декабре прошлого года и начал распутывать коррупционный клубок, который более десяти лет создавался вокруг московского ресторана «Белый дом». Морозов прекратил незаконные уголовные дела, заведенные на назначенных судом конкурсных управляющих ЗАО «РАЛ-2000», которое, судя по всему, и является собственником помещения, где функционирует ресторан, Ноготкова и Мусалавову.

Александр Анатольевич Морозов родился в 1975 году в г. Алма-Ата Казахской ССР.
В 1998 году окончил Ульяновский государственный университет. В 1998 году начал службу в органах прокуратуры, в разное время работал помощником прокурора Засвияжского района г. Ульяновска, прокурором отдела, старшим помощником прокурора Ульяновской области по взаимодействию с представительными и исполнительными органами власти и местного самоуправления, начальником отдела, начальником управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Ульяновской области, заместителем прокурора Ульяновской области.
До последнего назначения Александр Морозов занимал должность первого заместителя прокурора Пензенской области.
За примерное исполнение служебных обязанностей он неоднократно поощрялся. Награжден нагрудными знаками «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», «За безупречную службу», медалью «290 лет прокуратуре России», медалью Руденко.

Так, по данным действующего конкурсного управляющего Кирилла Ноготкова, семья Гогичаевых, которая владела ЗАО «РАЛ-2000» до его банкротства, с 2010 года, по имеющимся признакам, незаконно использует эти помещения в центре столицы. Более того, часть используемых помещений принадлежит Департаменту имущества города Москвы, за которые, судя по всему, не платится арендная плата уже почти 10 лет. Подробности этого запутанного дела Ноготков в деталях изложил в многочисленных заявлениях и обращениях в различные правоохранительные органы Москвы, РСО-Алания и Российской Федерации. Как выяснилось, громче всех «держи вора!» прокричали в прессе сами правонарушители.

Все началось в 2006 году, когда генеральный директор ООО «Карвен» Элина Гогичаева взяла кредит в размере 80,5 миллионов рублей на пополнение оборотных средств и выкуп помещений, расположенных в Глубоком переулке, 1/2, где сейчас находится ресторан «Белый дом». Обеспечением по кредиту как раз и являлись указанные помещения. Поручителем в сделке также выступило ЗАО «РАЛ-2000», генеральным директором которого являлся Алан Гогичаев – муж Элины Гогичаевой.

В 2008 году Арбитражный суд города Москвы присудил взыскать солидарно с ООО «Карвен» и ЗАО «РАЛ-2000» более 89,3 миллионов рублей с учетом процентов и иных санкций (примечательно, что Алан Гогичаев в тот момент находился под следствием за совершенную попытку группового мошенничества).

Фигурантами дела о коррупционном скандале являются руководитель инспекции палаты, прикомандированный от Минобороны, полковник Юрий Гайдуков, руководитель правового департамента СП Зарина Фарниева, глава Федерального консультационного бюро «Лорд Ентерпрайзиз» Николай Серых и владелец ресторана Carven Алан Гогичаев.

Элина Гогичаева, фактически управляя ЗАО «РАЛ-2000», судя по всему, всё же нашла изящный ход не платить по долгам: сменила московский адрес ООО «Карвен» и ЗАО «РАЛ-2000» на Владикавказ.

При этом, есть мнение, что семья Гогичаевых могла просто «нарисовать» долг ЗАО «РАЛ-2000» на 1 миллиард рублей перед Залиной Галуевой (сестра Алана Гогичаева), что позволило в дальнейшем включить эту контролируемую задолженность в реестр требований кредиторов в процедурах банкротства как ООО «Карвен», так и ЗАО «РАЛ-2000» и назначать «своих» конкурсных управляющих, действовавших в их интересах.

Так, например, конкурсный управляющий ЗАО «РАЛ-2000» Аминова вообще исключила из реестра требований кредиторов обеспеченные залогом требования на основании того, что кредитор получил все причитающееся ему в другой процедуре банкротства – ООО «Карвен», умолчав, правда, что это была денежная сумма в размере 81 тысячи рублей. Опять же только решением Верховного суда в 2016 году были устранены все нарушения и кредитору возвращены его первоначальные права.

Конкурсный кредитор Залина Галуева, собственник «Водолея», обратилась в суд за пересмотром дела по вновь открывшимся обстоятельствам, которыми сочла неисполнение долга перед ней. Однако все инстанции отказали в требовании. Сегодня в ВС Галуеву представлял Петр Карпенко. «Залоговый кредитор лишен права получения возмещения. Нет ни одного документа, соглашения, из которого бы вытекало, что «Водолей» прощал обязательства», — говорил он.

— Спор был — кредитор возражал. Вас не насторожило это? — поинтересовалась судья Букина у Аминовой.

— «Водолей» против не голосовал — они не участвовали в собрании. Хотя были уведомлены, — ответила та.

— Так вы участвовали? — уточнила судья у представителя общества.

— Мы понимали, что есть мажоритарный кредитор, который примет решение вопреки нашей воле.

— Природа мирового соглашения предполагает подчинение воле большинства, — начала речь представитель «Карвена».

— Это не абсолютное право! — отреагировала судья. — Большинство всегда побеждает, по вашей логике. Вы ссылаетесь на классические обязательства. Но у нас особенность — банкротство. А вы не задумываетесь вот о чем: прекратили основное обязательство — дальше продолжаете осуществлять деятельность. Освободились от всех долгов и продолжаем жизнь в новых условиях! Все хорошо, по-вашему, получается? — с иронией отметила она.

— Действительно, банкротство именно этих организаций имеет особенности, — отозвалась представитель. По ее словам, по ним расследуется уголовное дело. «Договор залога был зарегистрирован с поддельными подписями, это установлено экспертизой», — сказала она. (Как следует из судебных актов предыдущих инстанций, бывший акционер «РАЛ-2000» Алан Гогичаев утверждает, что не подписывал и не заверял печатью упомянутые договоры поручительства и залога и что эти документы сфальсифицированы — прим. ред.)

— Вы ссылаетесь на то, что замешаны сотрудники банка? А приговор есть? — спросила судья.

— Нет, дело расследуется, — ответили Букиной.

— Кто-либо ставил под сомнение добросовестность общества «Водолей?» — поинтересовалась судья Кирейкова.

— Недобросовестность заявлялась, суд не давал оценки этому факту, — ответила Аминова.

Владельцы «Карвена» выступали долго и испытывали терпение судей.

— Вы ссылаетесь на обстоятельства, доказательства, у нас в кассационной инстанции полномочия ограничены, — напомнила Букина процессуальный порядок обжалования в кассации.

— Это понятно, но получается, что, подделав документы, компания может спокойно, пропустив срок давности… — волновалась гендиректор Элина Гогичаева. — Человек не защищен! Имущество похищают, а суды помогают компании украсть!

— Как вы выражаетесь! Вы находитесь в Верховном суде! — отрезала Букина, после чего судьи удалились на совещание.

По его итогам они удовлетворили жалобу «Водолея». Действия конкурсного управляющего Аминовой признали незаконными, обязав ее устранить нарушения.

«Свои» конкурсные управляющие в упор не замечали наличие обязательства по ипотеке и фактически бесплатно передали семье Гогичаевых всю недвижимость, лишив тем самым кредиторов возможности погашения долга. Сегодня в арбитражных судах с нерадивых управляющих взыскивается более 70 миллионов рублей.

Чудеса североосетинского судопроизводства связаны с тем, что административную поддержку Гогичаевым может оказывать вышеупомянутый клан Казиевых, откуда родом Элина Гогичаева. Его всесилие не смогло сломить даже решение Верховного суда РФ.

Не обошёл вниманием Гогичаевых и подполковник юстиции, следователь СЧ СУ МВД по РСО-Алания Плиев. Как показалось, по явно надуманным причинам, которые подробно изложены в многочисленных заявлениях Ноготкова в правоохранительные органы, Плиев завел чуть ли не пять уголовных дел на самого Ноготкова и предыдущего конкурсного управляющего Мусалавову, отказавшихся безвозмездно передавать помещения в собственность семьи Гогичаевых.

«В 2018 году следователем Плиевым во Владикавказе было возбуждено уголовное дело по ст. 201 («Злоупотребление полномочиями») в отношении конкурсного управляющего ЗАО «РАЛ-2000» Мусалавовой. Возможная причина: за то, что она отказалась участвовать в схемах семьи Гогичаевых, не желая повторять судьбу предыдущих управляющих Кашина, Габуева и Калюжина, попавших в результате такого сотрудничества на убытки более чем на 50 миллионов рублей», – рассказывает Кирилл Ноготков.

Более того, Плиев якобы оказывал давление на судебного пристава ОСП по ЦАО № 1 города Москвы. В заявлениях и обращениях Ноготков указывает, что действия осетинского следователя подпадают сразу под несколько статей УК РФ, включая бездействие, и имеют явные признаки коррупционной составляющей.

Так, не без действий Плиева, который последовательно наложил пять арестов на имущество в Москве, несмотря на их последующую отмену в Верховном суде РСО-Алания, московский судебный пристав-исполнитель был лишен возможности выполнить исполнительные действия по освобождению помещений в Глубоком переулке, хотя занимающие их лица не смогли предъявить документы, на основании которых там находятся. Данная схема работает примерно следующим образом: Плиев накладывает арест на два месяца, Верховный суд РСО-Алания его отменяет, затем следователь накладывает новый арест. Пока суд его отменяет, истекает предыдущий арест, и Плиев накладывает новый. А в это время ресторан продолжает приносить Гогичаевым доход.

Если проанализировать иные судебные дела, имеющиеся в открытом доступе, то можно выделить закономерную тенденцию, когда представители семьи Гогичаевых ни при каких обстоятельствах не возвращают свои долги добровольно.

Так, согласно материалам дел Пресненского районного суда за 2016-2019 годы, граждане Садовников и Кущ несколько лет безуспешно пытались выселить из приобретенной ими квартиры семью Гогичаевых (примечательно, что эта квартира находится в том же здании, что и ресторан «Белый дом»). Гогичаевы, похоже, использовали весь арсенал сомнительных действий, включая возбуждение уголовных дел и иски от своей дочери к родителям, всячески затягивая процесс выселения. И это несмотря на нотариальное заверение освободить квартиру после перехода права собственности. Выселением семьи Гогичаевых из квартиры занимался тот же самый судебный пристав-исполнитель, который подвергался давлению при освобождении помещений ресторана.

Красноречиво о способах ведения бизнеса семьи Гогичаевых говорят и другие случаи, в частности иски ЗАО «Интерэкко» к Алану Гогичаеву о взыскании средств по договорам займа в 2013 и 2014 годах. На заседания суда ответчик не явился, в итоге с него было взыскано более 166 тысяч долларов США.

Промсвязьбанк, предоставивший Гогичаевым кредит на приобретение автомобиля Lexus в 2006 году, так и не дождавшись денежных средств, получил исполнительный лист на взыскание 87 тысяч долларов в 2009 году, и, судя по всему, этот лист не был погашен даже в 2017 году (есть в распоряжении редакции).

В настоящее время обращения Кирилла Ноготкова в правоохранительные органы, включая Главное управление собственной безопасности МВД России, остаются без должного внимания.

Таким образом, налицо продолжающееся противостояние федерального центра в лице прокурора Александра Морозова и североосетинских кланов, чьи интересы на удивление бесстрашно пересекаются с интересами на удивление бесстрашного следователя Плиева. А тем временем под окнами Дома правительства в разгар пандемии продолжает работать ресторан «Белый дом» с казино внутри.

Примечательно, что на противозаконную деятельность ресторана "Белый дом" помогла обратить публикация в московском СМИ, в которой генеральный директор ЗАО "РАЛ-2000" Элина Гогичаева открыто жаловалась именно на правоохранительные органы РСО-Алания.

olga-gaikova

18 февраля 2020

Оценка отзыва

1.0

Были с компанией 6 человек в ресторане Белый дом 14 февраля. Выбрали из-за локации и наличия свободных столов в этот день. Итог - ужасное разочарование. Ресторан Сатрапезо, который был на этом месте раньше. Ничего не изменилось. Нам подали не общее меню, а меню банкета, который проходил на 2-м этаже, то есть выбора не было. Томатный сок, например, им пришлось купить в магазине после наших многочисленных просьб. Кухня средняя, выбор спиртного очень органичен, ну и вишенка на торте - счет!! 100 евро на человека при очень средней кухне и не самом большом заказе - это чересчур. Такие деньги платят за свежевшие морепродукты и отличную кухню, а не за обычный шашлык и нарезку сыров. Бутылка сухого вина Gavi - 8900 при закупке 1500 в лучшем случае. Про расторопность официантов вообще молчу, при этом в счет было включено обслуживание. В общем больше в данное заведение я не пойду, рекомендации отрицательные, а администрации ресторана советую изменить данные по среднему чеку - он у них составляет 7000 руб, а не 1000-1500 как они пишут. Кстати в ответ на наши претензии администратор ответила, что это концепция владельцев заведения.

Белые американцы нежно целуют ботинки чернокожих погромщиков. Примирение и согласие в США
Лента новостей