«Федеральный выпуск»
,
Москва
Оставить обращение
Курс валют:
USD 56.5892   EUR 69.3953  Brent

Путь Вениамина Грабара: от водочного короля до арестанта?

Не всем бизнесменам удается уйти от ответственности, к этому, по мнению нашей редакции, нужно иметь особой талант. Вот и обвиняемый не по одному уголовному делу владелец фиктивно обанкроченной Ладоги пытается уйти от претензий налоговой и СКР.

Вениамин Грабар Фото Журналистский Контроль

Да-да речь идет о экс-чиновнике, «водочном короле» Вениамине Грабаре, который скорее всего скоро растеряет все свои богатства. В конце августа 2017 года суд наложил арест на его счета и недвижимость в качестве обеспечительных мер по взысканию налоговой задолженности.
К слову, не сказать, что для господина Грабара и его партнера по бизнесу Андрея Купоросова это сильное потрясение. Им, как говориться, не привыкать. Если начать знакомится со списком «заслуг» бизнесменов становится не по себе. Тут и получение взяток, и неуплата налогов, покушения на убийства и убийства состоявшиеся, вымогательства и многое другое. Если бы не связи господина Грабара, на которых и держится весь бизнес Ладоги, его «дело» могло бы уже сегодня звучать «погромче», чем дело того же Кумарина.

Ну а теперь о любимом продукте

Водка. Алкокарьера Вениамина Грабара началась еще в 1992 году, когда молодой человек начал работать в АООТ Алкон. Это новгородский производитель спиртного, чьи интересы в 90-е охватывали и Санкт-Петербург. Предприятия в «лихие» годы было весьма специфическим. Оно выпускало настойки с травами душицы, донника, мяты перечной, тысячелистника, цветов зверобоя, которые (цитата из рекламного буклета АООТ) «обладают лечебными свойствами и помогают смягчить проявления алкогольного синдрома». Понятно, часть продукции продавалась не как алкоголь, а как лечебные препараты со всеми полагающимися налоговыми послаблениями.
Нужно признать, что Вениамин Грабар оказался карьеристом и уже спустя четыре года он входил в состав руководство предприятия. Позже, уже бизнесмен, покинул АООТ Алкон и решил, видимо, заняться собственным делом. Но ушел Вениамин не с «пустыми» руками. Как раз в 1996 году по распоряжению Грабара Алкон заключил договоры о банковском обслуживании с двумя коммерческими банками: Славянбанком в Новгороде и «Активом» в Москве. В обоих банках Алкону были открыты расчетные счета для проведения текущих расчетных операций.

Но потом стали происходить странности. Алкон направил «Активу» платежные поручения для перевода 6 миллионов рублей на счета в Славянбанке, пришло подтверждение перевода, но деньги до Славянбанка загадочным образом не добрались. Сам завод предпочел не обращаться в правоохранительные органы, а подал иск в суд. Банк Актив защищался крайне «вяло»: признавал, что пользовался чужими деньгами, но возвращать не хотел. А Алкон как-то и не сильно настаивал.
Это, судя по всему и была первая схема по выводу активов. К сегодняшнему дню подобных схем разработаны многие десятки, славу их авторства молва приписывает Вениамину Грабару. Итак, водочные проекты Вениамина Грабара сходились только на дистрибьюции алкогольной продукции в северо-западном регионе. В частности, в его распоряжении оказалась оптовая база по продаже алкоголя Росалко. А в марте 1998 года в Петербурге заработал новый ликероводочный завод Ладога, владельцем которого являлся Вениамин Грабар.

К слову, все начиналось с производства лечебных настоек. Ну таких, как боярышник. К моменту появления «Ладоги» на алкорынке Санкт-Петербурге царствовал другой «водочный король» — Александр Сабадаш, и никто не мог работать на его «поляне», не став его «вассалом». У Вениамина Грабара оказался весьма неплохой «козырь в рукаве». За время дистрибьюторской деятельности у него сложились доверительные отношения с Ильей Клебановым, который как раз в 1998 году был назначен первым вице-губернатором Санкт-Петербурга.

Ну и все, осталось только переписать завод и Вениамин Грабар был готов трудится на благо родины и государства. С его подачи городская администрация один за другим штамповала решения, которые существенно помогали Ладоге и вставляли «палки в колеса» конкурентам предприятия, в первую очередь, заводу Нива, контролируемому Сабадашем и его деловым партнером Антоном Хохловым.

В тот раз, как и позднее, Грабара подвела патологическая жадность. И так имея огромные неформальные доходы от лоббирования интересов де-факто своей «Ладоги» в Смольном, он решил зарабатывать еще и на подношениях от игроков алкогольного рынка, желающих получить лицензию или другие решения в городской администрации. Подобная деятельность его фиксировалась самими бизнесменами, информация становилась достоянием и избранных журналистов. Но платить за молчание Грабар никому не хотел.

И вот, 27 апреля 1999 года в 10 утра в питерский РУБОП Вениамин Грабар собственноручно приносит заявление. Возбуждается уголовное дело с такой фабулой: «в период с марта 1998 года по февраль 1999 года неизвестный под угрозой физического насилия и распространения сведений, которые могут причинить существенный вред, вымогает у него 30 тысяч долларов США». Согласно сводкам МВД РФ, уже через час «в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий у дома 45 по Новочеркасскому пр. опергруппой 1 МРО ССЗ РУБОП (старший — ст.о/у по ОВД Горячев) совместно со службой БТ УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области задержан: Невзоров А.Г., 1958 г.р., который изобличен в том, что в целях получения имущества в крупном размере неоднократно требовал у Грабара В.В. 30 тысяч долларов США… Невзоров А.Г. неоднократно направлял компрометирующие письма на имя Грабара В.В. по месту его работы, а также в Правительство Санкт-Петербурга и УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области».

В результате было возбуждено уголовное дело №993249 по ст.163 ч.3 п.»б» УК РФ «Вымогательство».

И хотя у задержанного все данные (включая дату рождения и адрес) совпадают с известным питерским телевизионным журналистом того времени Александром Невзоровым, сегодня все участники тех событий по договоренности утверждают, что это был «не тот Невзоров», а якобы некий его полный тезка. В любом случае, дело о вымогательстве у Венимамина Грабара крупной суммы репортером Александром Невзоровым вскоре «умерло».

Но тогда, в апреле 1999-го, после успешной операции по задержанию Невзорова на Новочеркасской площади, Грабар этого еще знать не мог, он был «окрылен» нескончаемой вереницей побед и в прекрасном настроении опять прибыл в РУБОП, чтобы оформить все бумаги. И тут неожиданно для себя… оказался задержан сам. Наручники на него надели по обвинению в получении взяток от Антона Хохлова из «Нивы». Как заявил директор этого водочного завода, с самого дня назначения на пост советника первого вице-губернатора, Хохлов постоянно платил Грабару деньги за выдачу лицензий и прочие услуги. Эти сведения подтвердила на допросах также Инна Немцина — сестра Хохлова и его партнер по бизнесу.

В результате Грабар был арестован, отправлен в СИЗО, и его дело могло бы стать крайне громким. Вскоре Хохлов подал заявление, в котором указывал на возможную причастность Грабара к убийству в ноябре 1996 года генерального директора финансово-промышленной группы «РоссКо» Дмитрия Филиппова. Но этому расследованию помешало одно обстоятельство. 31 мая 1999 года Илья Клебанов, шеф Грабара в администрации Петербурга, пошел на повышение, став вице-премьером правительства России. Отмечать данное назначение Грабар начал заранее, как только о нем стало известно.

10 мая 1999 года квартира Антона Хохлова на Новочеркасском проспекте была обстреляна. Неизвестный преступник выпустил по ночному освещенному окну, в котором заметил силуэт Хохлова, 14 пуль. Директор «Нивы» успел спрятаться за батарею отопления и не пострадал.

А уже 23 мая был совершен налет на дачу Татьяны Лобановой — близкой подруги Инны Немциной, коммерческого директора фирмы «АФБ-2» (принадлежала Сабадашу). Четверо неизвестных злоумышленников в масках нанесли удары бейсбольными битами самой Лобановой, ее дочери и зятю.

Все пострадавшие открыто обвиняли в случившемся Грабара. Но следствие, по мере того, как Клебанов осваивался на новом месте, становилось все более «глухим» и «слепым».

В середине осени 1999 года Вениамин Грабар был отпущен на свободу под залог. А в суде его дело откровенно развалили. Разрешив все проблемы с правоохранительными органами и судом, господин Грабар безусловно заработал себе авторитет в отрасли.

Но, судя по всему, Вениамину Грабару понравилось у правоохранителей, поэтому в 2002 году он мог снова наведаться к ним в гости. Как следует из архивов силовиков, в этом году на свет появилось уголовное №440471, возбужденное налоговой полицией по Санкт-Петербургу в отношении некой Людмилы Амеженко и Андрея Купоросова. Последний — совладелец «Ладоги» и давний друг Вениамина. Не удивительно, что в материалах дела одним из главных фигурантов был и сам Грабар. А речь в нем шла о неуплате налогов в особо крупном размере, совершенном группой лиц (часть 2 статьи 199 УК РФ). Но дело замяли и это конечно же не потому, что в 2003 году Илья Клебанов был назначен полномочным представителем президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе. И было все прекрасно у Вениамина Грабара пока его доблестный друг Клебанов был у руля, ну а потом карьера чиновника ушла в закат.

А что сейчас? А сейчас сотрудники налоговой реально опасаются того, что господин Грабара в очередной раз обратиться к своей схеме. Промышленная Группа Ладога, некогда один из лидеров российского алкогольного рынка – в 2015 году неожиданно для участников рынка стала банкротом. Причем, процесс банкротства она инициировала сама — после появления претензий налоговиков, которые обвинили ее в уклонении от уплаты налогов с помощью фирм-однодневок. Как считают оперативники, это дело о несостоятельности фирмы, имеющей долю в 15% на рынке алкоголя в Санкт-Петербурге с общим оборотом около 20 миллиардов в год, образует классический состав фиктивного банкротства.

Вот, например, в 2014 году налоговики установили, что группа Грабара успешно занижала налог на прибыль с помощью… декорации бутылок, расплачиваясь за разукрашенную тару по повышенным ценам. И, соответственно, уменьшая базу по этому налогу.

Неожиданно всплыли долги промышленной группы перед кредиторами. Например, как следует из определения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленобласти от 2 июля 2015 года (есть в распоряжении редакции), в суд с заявлением о включении в реестр требований в размере около 240 млн рублей обратилась компания Bowerstone Capital Limited (Великобритания).

Правда, само производство хозяева «Ладоги» постарались сохранить. Еще в конце марта 2014 года – за пару месяцев до того, как стали известны результаты налоговой проверки — было создано ООО «Группа Ладога». После банкротства из ОАО «ПГ «Ладога» в «Группу «Ладога» перешли более 140 сотрудников – то есть, без малого 100% штатного состава новой компании (по данным РБК). Причем, на основании анализа справок 2-НДФЛ, все эти люди прекратили работу в ПГ «Ладога» одновременно и на следующий день — также одновременно — были приняты на работу в Группу «Ладога».

В начале августа 2017 года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти арестовал по требованию налоговиков имущество Грабара, Купоросова и Тихонова общей стоимостью более 3,5 млрд. рублей в рамках дела о банкротстве компании. Правда, ФНС требовала наложить также арест на денежные средства в банке «Санкт-Петербург», земельные участки Грабара в Тосненском районе в поселке Ульяновка с жилым домом, в городе Павловск и квартиру на Васильевском острове, а также запретить всем троим совершать действия по распоряжению долей в уставных капиталах ряда организаций, в которых они являются учредителями. Однако суд поддержал лишь требование об аресте денег и имущества бизнесменов. То есть, отдал определение конкретного состава имущества, подлежащего аресту, судебному приставу-исполнителю. Как рассказали оперативники, большая часть этого имущества в день вынесения судебного ареста была переоформлена Грабаром на других лиц.

Чуть раньше – в марте, Управление Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу арестовывало оборудование и более 248 тысяч бутылок алкоголя в рамках обеспечительных мер, наложенных судом. Сегодня водочная империя Вениамина Грабара работает в стабильном режиме. Выручка от импорта и производства алкоголя поступает на офшорные счета для отмывки в ЕС по отработанным, хотя и довольно очевидным схемам.

И налоговики, похоже, не намерены упускать такие крупные, многомиллиардные суммы, и будут добиваться исполнения обязательств перед бюджетом со стороны налогоплательщиков в полном объеме – какими бы вывесками они ни прикрывались.

Уланская. Законный произвол.
Лента новостей
27.12.2017
Goodbye Mutko
26.12.2017
Мамин сын
20.11.2017
Око за око