«Федеральный выпуск»
,
Москва
Оставить обращение
Курс валют:
USD 63.7705   EUR 72.5900 

Как экс-сенатор Валерий Шнякин привлек внимание Генеральной прокуратуры и европейского СМИ

Газета Тверская 13 и издание Ленинская смена опубликовали материал о чиновничьей деятельности бывшего сенатора Валерия Шнякина. Следом за нашими коллегами, о деятельности чиновника рассказало западное издание Political Lore

фото: Журналистский Контроль

Громкое дело Рауфа Арушакова вроде бы должно было испугать чиновников. Но, видимо это абсолютно не относиться к Валерию Шнякину. Как же можно по-другому объяснить столь явную несостыковку в декларации о доходах и реальных заработках чиновника?Громкое дело Рауфа Арушакова вроде бы должно было припугнуть некоторых особо предприимчивых  чиновников. Но, видимо это абсолютно не относится к Валерию Шнякину. Как иначе объяснить столь явную несостыковку сведений в декларациях о доходах и реальных заработков чиновника?

Как утверждал сам чиновник в поданной декларации,  в 2012 году он заработал 2 миллиона 535 тысяч 484 рубля, а супруга и того меньше – 229 тысяч рублей. За следующий год – 2 миллиона 956 тысяч 800 рублей и 180 тысяч соответственно. Совокупный доход четы Шнякиных за период с 2011-го по 2013-й год (при отсутствии в открытых источниках сведений о доходах за 2011-й) составил не более восьми с половиной миллионов рублей.

А вот у жителя Нижнего Новгорода Марата Айдагулова господин Шнякин пытается отсудить порядка 40 миллионов рублей, которые он ему, согласно собственным показаниям, передавал частями.

Как следует из постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем следственного управления Управления МВД России по Нижнему Новгороду старшим лейтенантом юстиции А. Д. Батдалгаджиевым (материал проверки КУСП №27572 от 15.10.2015, номер дела 11701220001000172), гражданин В. Н. Шнякин в период с 2010 по 2012 год передал М. Ш. Айдагулову на территории Москвы и Нижнего Новгорода наличные денежные средства на общую сумму 39 миллионов рублей.

Из протокола допроса потерпевшего Валерия Шнякина от 24 октября 2015 года следует, что он, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, подтвердил указанные события. Более того, на допросе 7 декабря 2015 года Шнякин в очередной раз показал, что примерно в начале лета 2009 года в своей московской квартире на улице Удальцова он лично вручил Айдагулову денежные средства в иностранной валюте – 200 тысяч долларов США. Во второй половине 2009 года Шнякин (уже в своей нижегородской квартире) «лично передал Марату Айдагулову еще 200 тысяч евро и 4 миллиона рублей, а в апреле-мае 2010 года в том же месте еще дополнительно 5 миллионов рублей».

Все денежные средства Айдагулову передавались Шнякиным под проценты, в разы превышающие банковские ставки. Кроме того, выяснилось, что в 2011 году Марат Айдагулов получил еще 10 миллионов. На суде Элеонора Шнякина подтвердит, что передала Айдагулову принадлежащие ей 10 миллионов под 30% годовых. Таким образом, супруги признали, что деньги они выдавали под проценты. Но тут возникает вопрос: откуда такие миллионы, если в официальных декларациях за три года доход семьи Шнякина в целом составил почти в пять раз меньше? Выходит, Валерия Шнякина и самого неплохо было бы отдать под суд.

Чиновник долгие годы обводил государство вокруг пальца. Но теперь экс-сенатору придется объясняться в Генеральной прокуратуре, как же все-таки  вышло, что в декларации – одни цифры, а раздавал под процент он – совсем другие. К слову, в прокуратуру уже обратились член Совета Федерации Валерий Устатюк и депутат Государственной думы Валерий Рашкин с просьбой о назначении проверки по факту отрывшейся информации.  Которую, по сути, экс-сенатор Шнякин предоставил сам.

Как следует из материалов уголовного дела, а именно из постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству следователем следственного управления Управления МВД России по Нижнему Новгороду старшим лейтенантом юстиции А. Д. Батдалгаджиевым (материал проверки КУСП №27572 от 15.10.2015, номер дела 11701220001000172), гражданин В. Н. Шнякин в период с 2010 по 2012 год передал М. Ш. Айдагулову на территории Москвы и Нижнего Новгорода, в том числе в элитной нижегородской квартире на улице Гоголя, наличные денежные средства на общую сумму 39 миллионов рублей.

Из протокола допроса потерпевшего Валерия Шнякина от 24 октября 2015 года следует, что последний, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ, подтвердил указанные события. Более того, в протоколе допроса потерпевшего от 7 декабря 2015 года Шнякин, показал, что примерно в начале лета 2009 года в своей московской квартире на улице Удальцова он лично вручил Айдагулову денежные средства в иностранной валюте – 200 тысяч долларов США. Далее в протоколе допроса говорится, что во второй половине 2009 года Шнякин уже в своей нижегородской квартире передал лично Марату Айдагулову еще 200 тысяч евро и 4 миллиона рублей, а в апреле-мае 2010 года в том же месте еще дополнительно 5 миллионов рублей. Все денежные средства Айдагулову передавались Шнякиным под проценты, в разы превышающие банковские ставки. Кроме того, выяснилось, что в 2011 году Марату Айдагулову было передано еще 10 миллионов, которые принадлежали жене чиновника. На суде Элеонора Шнякина подтвердит, что передала Айдагулову принадлежащие ей денежные средства в размере 10 миллионов рублей под 30% годовых. То есть супруги признали, что средства они выдавали под проценты. Но тут возникает вопрос поважнее. Откуда миллионы, если в официальных декларациях за три года не набралось такой суммы? Выходит, что Валерия Шнякина и самого неплохо было бы отдать под суд.

Так выходит, что Валерий Шнякин долгие годы всех «обводил» вокруг пальца? Но теперь экс-сенатору придется объясняться в Генеральной прокуратуре, как вышло, что в декларации – одни цифры, а раздавал под процент он другие. К слову, в Генеральную прокуратуру уже обратились Член Совета Федерации Валерий Устатюк и депутат Государственной думы Валерий Рашкин для проведения проверки по факту найденной информации, которую, по сути, экс-сенатор Шнякин предоставил сам. 

 

Томск. Беспредел. И конца не видно.
Лента новостей