«Федеральный выпуск»
,
Москва
Оставить обращение
Курс валют:
USD 58.7082   EUR 69.4048  Brent

Бизнесмен Михаил Сошник не чтит память о партнёрах

Честный бизнес. А остался ли он в России? Владимир Путин в своих обращениях неоднократно заявлял о том, что необходимо развивать в стране здоровую предпринимательскую среду, но что получается в реальности?

Морской рыбный порт Санкт-Петербурга

А действительность такова, информационные сводки гудят от новостей про вывод активов, мошенничество и т.д..  Примеров коррупции, рейдерских атак и остальных преступных действий достаточно. Сегодня мы расскажем про самый интересный из них. 

Во времена СССР было создано Ленинградское производственное объединение рыбной промышленности Ленрыбпром. И было у производства все, рыболовецкие суда, причалы, холодильники для хранения продукции, а также рыбоперерабатывающий комбинат.

Но вот пришло новое время, свои правила и через пути банкротства и откровенного захвата предприятие стало собственностью бизнесмена Михаила Сошника и его партнеров. Как идут дела у некогда «Морского рыбного порта»? Ну, если верить словам директора Евгения Короткова, то вполне успешно,  деятельность по перевалке контейнеров успешно развивается, рыбная продукция в большем объеме входит именно через «Морской рыбный порт», так как имеемый на территории Большого порта Санкт-Петербург единственный холодильник, вместимостью 4,5 тыс. тонн, находится на территории ООО Морской Рыбный Порт что, конечно, привлекает импортеров рыбы. Начато строительство второго холодильника. То есть порт живёт, развивается и имеет хорошие перспективы развития. 

Однако в действительности все, как всегда не так радужно. Итак, как удалось выяснить,  ООО РОК № 1 – Причалы, на которое оформлены договор с ФГУП Нацрыбресурс  аренды причалов порта, по собственной инициативе собирается расторгнуть этот договор, что явно против интересов арендатора. А ему на 100 % принадлежит ООО Морской рыбный порт, осуществляющее успешную деятельность в порту, и ООО Рыбный порт, которое обладает основными дорогостоящими недвижимыми активами порта, включая упомянутый выше единственный в Санкт-Петербурге портовый холодильник. Только в данной ситуации, почему-то ООО Рыбный порт принадлежит арендатору только на 24%. 

Заметьте, что годами владельцы рыбного бизнеса ищут причалы в аренду и большинство из них получают отказы. А тут, лично владельцы компании отказываются от причалов, которые приносят компании, что уж скрывать, колоссальный доход. Не странно ли? Этим же вопросом задаётся и третий участник ООО РОК № 1 – Причалы, владеющая его 10 % Татьяна Малютина, вдова известного петербургского предпринимателя Евгения Хорошанского, скончавшегося в начале 2014 года. 
Редакция медиа-портала Журналистский Контроль попытается разобраться, в этом поистине странном случае. 

Начнём с того, что Рыбный порт после баталий связанных с приватизацией, банкротством  стал принадлежать известному бизнесмену в Санкт-Петербурге Эдуарду Сергееву. Но в какой-то момент предприниматель принимает решение о продаже своего бизнеса. Изначально господин Сергеев планировал продать свое дело Владимиру Лисину за 200 миллионов долларов, о чём писала в своё время петербургская деловая пресса. 

Знакомьтесь, Сошник    

Фото: ЖК

Отметим, что Морской рыбный порт арендовал причалы у КУГИ Санкт-Петербурга, и ничего не предвещало беды. Однако в 2006 году был проведён тендер на аренду причалов и выиграл его уже известная Вам компания РОК – 1 Михаила Сошника, после чего Морской рыбный порт остался без причалов. 

Компания РОК – 1 также занимается переработкой рыбы и изготовлением пищевой продукции. Создал его Михаил Сошник, успешно осуществивший реализацию инвестиционного проекта, скорее всего, не без денег Европейского банка реконструкции и развития. 

Отметим, что ещё в начале 2000-х бизнесмен Сергеев создал рыбоперерабатывающий цех, что в конечном итоге совсем не устроило Михаила Сошника. Конкурентное противостояние продолжалось несколько лет и закончилось в 2007 году, когда лишившийся причалов Эдуард Сергеев продал, по мнению участников рынка «за бесценок», Морской рыбный порт Михаилу Сошнику. Интересно, а как же кандидатура господина Лисина и 200 миллионов долларов?

С 2007 по 2009 год в Морской рыбный порт фактически контролировали, через различные юридические лица, на 60 % Михаил Сошник и на 40 % Михаил Антонов. Причём, в ООО Конмарк, совладельцем которого был Михаил Антонов, имелись интересы, как писало тогда авторитетное издание «Деловой Петербург», «некоего очень высокопоставленного лица». 

И уже к 2013 году компания Кронмарк владела 80% Морского рыбного порта. В этой компании тогда 10-ти процентной долей, по-видимому, владел Евгений Хорошанский, которого с Михаилом Сошником связывали давние почти дружеские отношения. Именно Хорошанский первым пришёл на помощь Сошнику, когда у того были весьма не простые времена.  Но чувство благодарности таким, как Михаил Сошник вообще не свойственно. Спустя год Евгений Хорошанский скончался и все права и его доля в компании перешли у его супруге Татьяне Малютиной. 

Информацию по деятельности порта от нее сразу стали скрывать, как и причину не самого лучшего состояния предприятия. Источник редакции в порту, которого по известным причинам мы указать не можем, говорит, что это якобы могло делаться по прямому указанию Михаила Сошника, который, вероятно, имеет неформальное влияние в порту. 

И вот сейчас начинается самое интересное. Михаил Сошник начал играть в свои привычные игры и воспользовался еще одним инструментов введения «честного» бизнеса. Речь идет о выводе активов. В результате этого доля Евгения Хорошанского в основных активах Морского рыбного порта, сосредоточенная в начале 2014 года в ООО Рыбный порт, похоже, сократилась в 4 раза и перетекла в чужие оффшоры. Видимо именно в этом причина такой скрытности и противодействия. 
Как обычно у нас это бывает президент страны говорит одно:

«С офшорным наследием эпохи дикой приватизации пора заканчивать. Вывод национальной экономики из «офшорной тени - приоритетная задача на предстоящий период»

Ну а бизнесмены делают абсолютно другое. Итак в 2014 году все активы Морского рыбного порта были выведены в ООО Рыбный порт, а уже оттуда через компанию Терминал они были отправлены в офшорную зону на счета Лантис Корп в Панаме. Далее следует ещё множество различных манипуляций, в сущности которых надо разбираться правоохранительным органам, поскольку вырученные от продажи активов средства, похоже, не поступали на счета компаний, владевших ими ранее, а сами эти компании просто-напросто ликвидировались.

В итоге 10-% доля Евгения Хорошанского, перешедшая по наследству его вдове, стала катастрофически стремиться к нулю.  Вот так просто Михаил Сошник решил свои бизнес проблемы с умершим другом.

Алло, полиция?

Фото: ЖК

Представители Татьяны Малютиной еще в середине 2016 года обратились в правоохранительные органы. В итоге заявление было перенаправлено в Управление экономической безопасности и противодействия коррупции в ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Там было начато расследование. Но далее материалы проверки по делу были направлены в УМВД РФ по Центральному району Санкт-Петербурга. Оттуда они были направлены в УМВД РФ по Кировскому району Санкт-Петербурга, потом снова вернулись в Центральный район. 

Догадываетесь, как это называется? Правильно, коррупция и попустительство. К слову, после Прокуратуры Кировского района Санкт-Петербурга  никакой весточки заявителям о ходе разбирательства так и не приходило. Лежит это заявление у какого-нибудь следователя и ждет Михаила Сошника. 

Если полиция и прокуратура Санкт-Петербурга не могут справиться с его влиянием, может Следственный комитет РФ или ФСБ РФ совладают?  

Уланская. Законный произвол.
Лента новостей
20.11.2017
Око за око